Ереван
27.01
-5°C

Детская железная дорога

Всё уже написано и рассказано. Так я думаю и перед написанием этого текста. Про детскую железную дорогу я впервые услышала в связи с фестивалем Urvakan — по описанию было понятно, что это некий аналог заброшенных заводов, облюбованных “молодыми и творческими” — тут исследуют город, показывают экспериментальные звук и изображение. Детская железная дорога представлялась большим и бесхозным пространством, готовым послужить целям современного искусства. Не имея возможности приехать на фестиваль, я начала искать материалы. “Грустная детская железная дорога в Ереване”, — писали путешественники в ЖЖ.

фестиваль “Urvakan” / absolutearmenia.com

Железная дорога была открыта в 1937 году и “детской” названа не просто так: работали на ней дети. “Детская железная дорога” — советский феномен (правда, сохранившийся и до сих пор в России), своего рода школа юного пионера-железнодорожника, где дети учились управлять поездом, встречать пассажиров и проч. Все детские железные дороги были узкоколейными — в СССР ширина колеи обычно составляла 750 мм. Детские железные дороги строили и в Польше, Венгрии, Болгарии.

Впервые я побывала здесь прошлым летом. Вечером понедельника мы встретились со знакомой, и она предложила сходить на железную дорогу. Кажется, мы сразу спустились вниз, к рельсам. Рассчитывать мы могли только на прогулку, но оказалось, что вагончики ходят. Оживление было заметно сразу: если дорога работает, на пустой станции (“Айреник”, Отечество) начинается торговля — перед поездкой можно купить то ли сладкую вату, то ли кукурузные палочки — всякую мелочь. Кажется, тут же продавали и билетики. За выбором места в одном из трёх вагончиков последовало ожидание — у движения “поезда” было расписание, но никто его не знал. Моей знакомой эта неопределённость давалась трудновато, а люди вокруг разговаривали, дети — играли. Детям вообще не очень важно, работает ли дорога. В последующие разы, захаживая сюда, я всегда наблюдала детей, бегущих к вагончикам и к старому тепловозу, стоящему немного в стороне, несмотря на трагические отмашки родителей, мол, дорога не работает. В конце концов вагончики открыты, всё можно трогать и везде можно полазить, поизучать. Само движение тут уже действительно не вызывает большого трепета. Так, писали, что уже в восьмидесятые годы прошлого века возникло ощущение, что железная дорога потеряла свою актуальность, так как появилась возможность покататься на поезде, спустившись в метро.

Но прокатиться летним вечером — отдельное удовольствие. У восстановленных самодельных вагонов стёкол нет, в открытые окна лезет листва. Любой ветер желанен после душного дня. Сама поездка очень короткая — минут пятнадцать: рабочая протяжённость дороги сейчас около двух километров. Полоса одна, а значит, возвращаться нужно по той же колее задом наперёд, к станции отбытия.

Вообще детская железная дорога становится как бы одним из входов, началом маршрута по Разданскому ущелью. То, что здесь есть ещё две станции, “Урахутюн” (Радость) и “Пионеракан” (Пионерская), я поняла уже потом, гуляя по рельсам — зелень настолько всё заслоняет, что их можно и не приметить. Предприняв пешую прогулку, можно посмотреть на заброшенные станции, найти место, где заканчиваются рельсы, и так дойти до церкви Сурб Саркис (Святого Саркиса). Прошлым летом на станции Айреник стоял стол с листовками, оставшимися от Урвакана, меню какого-то кафе-призрака, большие жестяные знаки.  Сейчас этих предметов уже нет. В другой раз, придя ночью, я обнаружила новые “признаки жизни” — табличку с надписью, возвещающей ещё на лестнице о том, что сегодня дорога не работает, мужчину, тщательного проделывавшего какие-то непонятные для наблюдателя операции с вёдрами, ещё одно купольное здание неизвестного назначения. Для ночной прогулки нужен фонарик — у рельс и в туннеле нет фонарей, и свет появляется только с приближением к городской части, “выходу” (от фонарей и отражённый свет луны в канале).

Когда мы проезжали мимо купели, знакомая рассказала мне, что народное название этой части — “стариковские болото”. Эту формулировку я слышала и потом. В ущелье освежиться можно не только в купели, но и после неё (это если идти от детской железной дороги). Здесь мелко, а всё дно покрыто большими шершаво-скользкими, мшистыми камнями. Вода не очень чистая (есть мусор, да и взятые пробы были плохими), зато холодная — “это же горная речка!”

Сегодня детская железная дорога — поле для эксперимента и исследования. Им уже занимаются (например, организаторы Urvakan-а или других вечеринок), но место для открытия должно быть в жизни каждого. Выход к реке, который нашла я, наверное, не был единственным и точно не был лучшим — на пути нужно было сражаться с муравьями и пачкать одежду шелковицей, а обратно — подниматься в гору, есть неспелую вишню, перелезать через дыру в заборной сетке. Может, вам удастся застать в туннеле поезд-призрак или найти сходства купели с бассейном из фильма “Кокон”?

a

Magazine made for you.

Featured:

Ничего нет :( .

Elsewhere:
X