Ереван
27.01
-5°C

Выставка “Тринадцать”

До того, как в Армению начали приезжать художники и деятели искусства из России, я планировала создать арт-школу вместе с NPAK. NPAK — это первый в СНГ центр современного искусства, который за 30 лет своего существования успел «выпустить» четыре поколения художников. Центр предоставляет возможность высказываться всем: здесь можно увидеть не только знаменитых, но и начинающих армянских художников и признанных по всему миру зарубежных деятелей искусства и культуры.

Бэла Погосян, куратор Artist-in-run residence

Когда в Армению начали приезжать художники-эмигранты, я подумала, что формат резиденции будет более актуален, чем формат арт-школы: я сама художник, я приехала в Армению год назад, и для меня вопрос интеграции в местный контекст стоял так же остро, как для сегодняшних эмигрантов. Арт-резиденция предоставляет такую возможность интеграции: в краткие сроки ты создаешь художественный проект и реализуешь его в одном из ведущих центров современного искусства.

Правда, когда я пришла с идеей организовать арт-резиденцию, NPAK немного сомневались: график мероприятий центра расписан на год вперёд, и свободными оставались всего два помещения. Мы боялись, что это ограничит возможности художников создавать крупные проекты, но решили рискнуть. Я координировала художников и курировала проекты, NPAK взяли на себя организационные моменты. Мы сформировали концепцию, составили open-call и начали его распространять.

Проект арт-резиденции был реализован без финансирования. У нас не было времени искать гранты — и не факт, что их бы вообще дали. Поэтому все происходило на добровольных началах. 

В open-call’e мы приглашали в резиденцию художников из Арцаха, Украины и России, которым по какой-либо причине пришлось покинуть свой дом. Идея заключалась в том, чтобы наладить диалог между этими художниками, особенно художниками из Арцаха. Но ввиду того, что основное арт-сообщество находилось в Шуши, который сейчас находится не в составе Арцаха, художников оттуда найти очень сложно. Возможно, они даже не видели open-call, так что мы решили взять художницу из Армении. Из Украины тоже почти никого не нашлось — только одна девушка представляла одновременно Украину и Россию. 

афиша выставки “Тринадцать” / NPAK

В основном в резиденцию подавали заявки художники из России — и заявок было очень много. Мы отвели на open-call две недели, потому что хотелось сразу дать возможность художникам найти место для продолжения своей деятельности, и получили 25 заявок. Такой формат подразумевает некоторый отбор, но NPAK предложил никому не отказывать. Такова философия центра — выслушать всех, кто хочет быть услышан, помочь всем, кому нужна помощь. Правда, мы разделили художников на две группы — одну вела я, вторую — куратор из NPAK. Выставка второй группы открылась 12 августа. 

Помимо работы над проектами в резиденции дополнительно были организованы серии лекций с теоретиками искусства, с политологами и антропологами, которые рассуждали о миграции и об истории Армении. Это давало возможность для развития диалога между художниками и контекстом, в котором они оказались. Работы ребят со временем менялись — к тому же, мы обсуждали не только искусство. У некоторых из них были и какие-то бытовые проблемы и мы помогали решать их. Даже сейчас, когда ребята уже окончили резиденцию, мы продолжаем поддерживать связь. Это место стало домом для резидентов. 

Afterimage (Послеобраз)

Арт-группа GLISH
Тимофей Глинин, Анастасия Шубина

Ребята из арт-группы Glish, Тимофей Глинин и Анастасия Шубина, работают в технике пинхол (исторически это первая техника для получения фотоизображения). Фотографии, которые были сделаны до отъезда, в Петербурге, и уже во время эмиграции, в Ереване, ребята напечатали на оргстекле, чтобы создать эффект наложения друг на друга. И хотя на них изображаются два города, далёких друг от друга, один «опыт» не заслоняет и не заменяет другой. Два опыта существуют одновременно. 

Тело Эмигранта, Выходы

Асмик Мелконян

Работа «Тело Эмигранта» Асмик Мелконян появилось из взаимодействия с резидентами. Художница брала интервью у своих коллег, спрашивала, какие у них есть психосоматические симптомы из-за этого резкого переезда, а затем фиксировала всё на полотнах. Она разделила работу на разные части, чтобы показать раздробленность и потерянность человека, но соединила нитями с инсталляцией — “Выходы”, показывая, что человек всегда ищет выходы в сложных ситуациях, открывая те или иные двери.

Ботанико-лингвистический дневник

Маша Александрова

Маша переехала из Сибири в Армению и начала учить армянский язык. В своей работе она сравнила этот процесс с выращиванием растений – каждый росток получил название буквы армянского алфавита. Армянский язык сложно изучать: одни буквы не запоминаются, другие запоминаются быстро — так и с растениями. Инсталляция интересна тем, что зрители могли забрать один из ростков с собой на память. Я знаю несколько человек, уехавших в другую страну с этим цветком. Так инсталляция Маши и те ростки, что она посадила, будут расти по всему миру.

Еще одна работа Маши – «Как звучит слово «Родина» на другом языке?»

Маша размышляет над тем, где её Родина и что Она такое. Для этого она вышила слово «родина» на разных языках, которые можно услышать в России. Маша чисто физически не смогла использовать все языки — ведь в России более 270 языков. 

Без названия

Кима Гайракян

Кима Гайракян — армянская художница, родилась и живет в Армении. Её интересуют трансформации личности (духа), ограниченной телесностью. В работе используются религиозные мотивы, которые очень важны для художницы. Работа противоречивая: может показаться, что Гайракян даже иронизирует.

Дома и стены помогают

Дарья Гофман

Есть такая поговорка: «Дома и стены помогают». Художница направила проекцию на заброшенное здание Еревана, где не было стен. Она попыталась показать, что эта идея «дома» или «родных стен», которые «помогают», потеряла свою актуальность: ведь многие потеряли и то, и другое. На самой выставке был представлен интерьер: лампа, кресло и старый телевизор, на котором проигрывалась видео-документация проекта. 

Встречи в движении

Дарья Хворова, Евгений Савойский

Зин, посвященный поиску собственного места в процессе эмиграции, стал некоторым промежуточным выводом в исследовании. Изначально Даша и Женя хотели брать интервью у жителей Арцаха, чтобы провести большое концептуальное исследование. Но от такой масштабной идеи пришлось отказаться: она показалась ребятам неэтичной; да и, кроме того, они бы просто не успели ее реализовать.

И с этого момента оберегать тебя буду я

Анастасия Антипова, Лена Бузуева

Художницы рефелксировали на тему оберегов и двойственной семантики вещей, которые связаны со безопасностью и напряжением. Они создали пространство-прихожую, в котором объекты, расположенные на полу, ничем не закреплены; позиция ножей, которые заполняют это пространство, тоже очень нестабильное: они находятся в невесомости, в очень неудобном положении. Так ножи, с одной стороны, становятся оружием, с другой стороны, они охраняют вход в это промежуточное пространство, граничащее с домом, откуда доносится колыбельная.

We were here (Мы здесь были)

Вера Рейнер

Вера собирала истории разных людей, оказавшихся в Ереване. В её работе эти истории концептуально изображены как следы, которые человек оставляет после себя — в том числе, вербально: на одном из полотен написаны фразы на разных языках, которые Вера слышала в городе, на других задокументированы сами истории. Отдельное полотно художница отвела для тех, кто хочет оставить свой след прямо на выставке: зрители действительно отмечались рисунками и надписями.

Слабое место

Дарья Чердынцева (совместно с DoP: Наташа Буданцева) 

В рамках резиденции Даша открыла лабораторию «Слабое место», где участники, которых Даша набрала в самом начале резиденции, через телесные арт-практики и движение пытались выявить свои слабые места и как-то с ними взаимодействовать, вступать в коммуникацию. Итоги этого эксперимента девушки сохранили в виде платьев, на которых были вышиты представления о «слабом месте» — до лаборатории и после. Позже был записан кино-танец. В инсталляции проекция кино-танца накладывается на платья.

Vernacular I

Виктор Никишов

В своей работе художник исследует возможности фотографии в области живописных решений. Он рассматривает два присущих ограничения: фотографическое пространство рамки, изолирующее объекты внутри кадра, и цвет как самодостаточное художественное решение.

12 августа в NPAK открылась выставка второй группы Artist-in-run residence. Подробности можно узнать на сайте Центра.

Фото: Наташа Буданцева

a

Magazine made for you.

Featured:

Ничего нет :( .

Elsewhere:
X