Ереван
27.01
-5°C

Паруйр Севак

Существуют такие поэтические тексты, чей уровень организации позволяет потерять при переводе меньше смыслов, чем теряет написанная преимущественно «по слуху» поэзия. Отчасти поэтому Паруйр Севак – возможно, самый мощный поэт Армении середины ХХ века – в русских переводах не теряет своей мощи. Стать заметным поэтическим явлением работам Севака помогли многие поэты и переводчики. При этом поэтическая интонация Севака совершенно оригинальна, хотя и несёт на себе печать своего времени и порой заставляет вспомнить то Владимира Маяковского, то Роберта Рождественского, то раннего Евгения Евтушенко, а иногда и Геннадия Айги – ещё одного крупного поэта, который парадоксальным образом не теряется в переводах.

Лирический герой Севака делится своими сильными чувствами – он то ненавидит, то воспевает («Воспеваю костер, что горит без боязни»). Он может превратиться в пьяницу, в одноглазого, в одноногого, даже в будильник. В цикле «Причуды приветствий» Севак поэтически расшифровывает обыденные этикетные слова – “здравствуй”, “доброе утро”, “удачи вам”, “доброго пути”.

В самом начале своего творческого пути Паруйр выбрал себе в качестве псевдонима фамилию Рубена Севака, западноармянского поэта, который погиб в годы геноцида. Особое место в его наследии принадлежит поэме «Неумолкаемая колокольня», посвященной Комитасу; она издана по-русски в переводе Гарольда Регистана в 1982 году.

Биография Паруйра Севака изобилует редкостными обстоятельствами, подчеркивающими масштаб его дарования. Окончив Литературный институт им. А.М. Горького, он был сразу приглашен туда на место преподавателя, что, вообще говоря, случай уникальный. Написанная им кандидатская диссертация принесла ему степень доктора филологических наук, что тоже случается исключительно редко. Несмотря на это, стихи не всегда просто пробивались к читателю сквозь цензурные заслоны – так, тираж изданного в 1969 сборника «Да будет свет» был арестован.

Мы выбрали несколько стихотворений для первого знакомства с творчеством Паруйра Севака.

              * * *

Тьма заставляет мечтать,
Но мы мечтать не желаем.

Мы погружаемся в мрак пустотелого сна
И тянем его, точно шарик воздушный за нитку,
И пытаемся этот шар удержать на коленях,
Как легкомысленную девчонку,
И все норовим заглянуть
В блудливый ее, ускользающий взгляд,
И, теряя терпенье,
Как раздраженный мужчина
Требуем резко:
Послушай же, да или нет?!

Но мы не научились наглости,
И потому на нетерпеливых и раздраженных мужчин
Еще не похожи.
И девушек, любопытных к забавам любви,
На свои не сажаем колени,
Потому что на длинных своих поводках
Воздушную стаю шаров пасут малыши, а не мы.
Но мы не желаем даже мечтать.

– Немедленно зажигайте огни...

(пер. Т.Галушко)

              * * *
Твоя незрелая любовь и зрелое мое страданье
Вдруг встретились, как на тропе
Два путника. И побрели.
И разойтись не в состоянии
Твоя незрелая любовь и зрелое мое страданье.

Когда устав, решив прилечь,
Мы на ночлег ложимся рядом,
Над нами, чтобы нас сберечь, 
Стоит старинное сказанье.
А между нами, словно меч, –
Твоя незрелая любовь и зрелое мое страданье.

(пер. Д.Самойлова)

Мимолетность

И когда заходящее солнце, как гребень,
Погружается в облака,
И разбегавшийся ветерок
Останавливается то и дело
И обнюхивает, как собачонка,
Каждый куст, каждый ствол, каждый след человека,
И когда молодой еще холод, как будто спеша
Показать свою силу,
Заставляет меня застегнуться,
И когда уже стихли все шумы дневные,
Поглощенные плюшем вечерним,
И огни, здесь и там проступившие сквозь темноту,
Нашим старым узорным рисункам подобны,- 
Я опять становлюсь наивным-
Проникаюсь трепетной верой
В справедливость,
И в эти мгновенья
Мне опять начинает казаться,
Что умру я естественной смертью.

(пер. В.Баласана)
Лицо и изнанка

Для чего на свете, скажем, ивы?
Чтоб… реке указывать дорогу.
А дымки из труб – не для того ли,
Чтобы… управлять движением ветра?
А сверчки, понятно, – для того,
Чтобы… монотонным повтореньем
Своего речитатива
Уплотнять ночную темноту.
Жаворонки – для того, 
Чтоб… звенящих крыльев трепетаньем
По утрам обсушивать колосья.
Ну, а эта осень – для того,
Чтобы… постепенно, понемногу
Расширять пространство –
Листопадом.
Что же до поэтов, то они –
Верно, для того, чтобы вот так
Выворачивать все в жизни
Наизнанку.
  
(пер. В.Баласана)

В сборнике русских переводов Паруйра Севака, который я купил в одном ереванском букинистическом магазине, между страницами оказалась маленькая фотография девушки. Скорее всего, её вложил тогдашний, из середины 1970-х, читатель книги. Интересно было бы узнать, кто эта девушка и где она сейчас. Единственное, что мы о ней знаем, что-то кто-то из её знакомых или родственников, а, может быть, её молодой человек, читал стихи Паруйра Севака. Многие из них – про любовь.

a

Magazine made for you.

Featured:

Ничего нет :( .

Elsewhere:
X